Свежие статьи

«Отделять вымысел от реальности станет так важно, как никогда раньше»: историк Юваль Харари о новом сознании человека

12.06.2019 1 740

«Как только технологии позволят нам реконструировать человеческий мозг, Homo Sapiens исчезнет, история человечества закончится и начнется абсолютно новый, недоступный нашему с вами пониманию процесс, — пишет израильский историк Юваль Харари в своей книге «Homo Deus. Краткая история будущего», — Ясно одно: люди, похожие на нас, займутся модернизацией собственного интеллекта, а что произойдет потом — нам, с нашим нынешним интеллектом, не угадать». Но мы все-таки попробуем — предлагаю вашему вниманию самые яркие, ключевые цитаты историка. Прочитав их, вы поймёте суть его необычных идей и сможете лучше подготовиться к изменениям.

1. «В XXI веке мы создадим такие могущественные мифы и такие тоталитарные религии, какие человечеству и не снились. С помощью биотехнологий и компьютерных алгоритмов эти религии будут не только контролировать каждый наш шаг, но и создавать наши тела, мозги, мысли и целые виртуальные миры… Распознавать и отделять вымысел от реальности и религию от науки будет намного сложнее. Но уметь делать это становится так важно, как никогда раньше».

2. «Согласно сегодняшней научной догме, все наши переживания — результат электрической активности головного мозга, и поэтому теоретически возможно симулировать целый виртуальный мир, который вы не сможете отличить от «реального». Некоторые ученые уверены, что в недалеком будущем это реально начнут делать. А может, уже делают — с вами?»

3. «В большинстве своем люди готовы согласиться с тем, что античные боги, злокозненные империи и чужие культурные ценности — лишь плод воображения. Однако мы отказываемся признавать фикцией нашего Бога, нашу нацию и наши ценности — ведь они придают смысл нашей жизни. Нам хочется верить, что человеческие жизни имеют некую объективную значимость, и что мы приносим жертвы во имя чего-то более важного, чем порождение нашей фантазии. Но на самом деле жизни большинства из нас значимы только в той сети мифов, которые мы рассказываем друг другу.

Смысл возникает, когда множество людей совместно сплетают общую сеть мифов. Почему какое-то действо — скажем, венчание в церкви, пост в Рамадан или голосование в день выборов — кажется мне исполненным смысла? Потому что оно кажется таковым моим родителям, а заодно и моим братьям, моим соседям, жителям близлежащих городов и даже обитателям заокеанских стран. А почему все эти люди видят в нём смысл? Потому что с ними солидарны их друзья и соседи. … Но через десятки, а иногда сотни лет паутина смыслов распадается и вместо неё плетётся новая. Изучение истории — наблюдение за плетением и распадом этих паутин — приводит к пониманию: то, что представлялось одному поколению самым важным в жизни, в глазах следующего часто теряет какой-либо смысл».

4. «Современное человечество правит планетой не потому, что отдельно взятый человек более умный и более умелый, чем отдельно взятый шимпанзе или волк, а потому что Homo Sapiens — единственный на земле вид, способный гибко взаимодействовать в многочисленных группах. Интеллект и производство орудий были, конечно, тоже очень важны. Но, не научись люди гибко взаимодействовать в массовом масштабе, наши изобретательные мозги и умелые руки до сих пор были бы заняты расщеплением кремня, а не атомов урана. … Только Homo Sapiens способен в очень гибких формах взаимодействовать с неограниченным числом незнакомцев. И именно эта способность — а не вечная душа или какой-то уникальный тип сознания — объясняет нашу власть над планетой Земля».

5. «Поскольку интеллект отделяется от сознания и поскольку не обладающий сознанием искусственный интеллект развивается с головокружительной скоростью, люди должны безотлагательно и очень активно заняться модернизацией своих мозгов, если не хотят выбыть из игры».

6. «Главными продуктами экономики XXI века станут тела, мозги и интеллект, и пропасть между теми, кто научится создавать тела, мозги и умы, и теми, кто не научится, будет шире, чем пропасть между Британией Диккенса и Суданом Махди. И даже шире, чем пропасть между сапиенсами и неандертальцами. В XXI веке те, кто успел занять места в поезде прогресса, обретут божественные способности созидания и разрушения, а те, кто остался на станции, будут обречены на вымирание».

7. «Как бы Homo Sapiens ни старался позабыть тот факт, но он — животное. Никакие гипотезы относительно нашего божественного будущего не могут игнорировать нашего животного прошлого и наших связей с другими живыми существами. Отношения между человеком и животными — самый лучший пример для моделирования завтрашних отношений между сверхчеловеком и человеком. Хотите узнать, как сверхумные киборги будут обращаться с обычными смертными из плоти и крови? Тогда присмотритесь к тому, как люди обходятся со своими менее разумными двоюродными родичами».

8. «Миллионы лет мы были усовершенствованными шимпанзе. А можем стать сильно увеличенными муравьями».

9. «Главная религиозная революция современности заключается не в утрате веры в Бога, а в обретении веры в человека. На это ушли столетия серьезных усилий. … Веками гуманизм внушал нам, что главный источник смысла — мы сами и поэтому наша свободная воля и является высшим авторитетом. Вместо того чтобы ждать, когда какая-то высшая сущность разъяснит нам, что есть хорошо, а что плохо, мы можем полагаться на наши собственные чувства и желания. С детства нас окружают гуманистические слоганы: «Слушай себя, будь верен себе, полагайся на себя, следуй голосу своего сердца, поступай как нравится».

По мнению Харари, гуманизму уже наступает на пятки так называемый датаизм.
10. «Датаизм зародился как абстрактная научная теория, однако теперь он мутирует в религию, которая порывается устанавливать критерии добра и зла. Высшая ценность этой новой религии — «поток информации». … Люди — не более чем инструменты для создания Интернета Всех Вещей, который может в итоге выйти за пределы планеты Земля и заполнить собой всю галактику и даже всю Вселенную. Эта космическая система обработки данных будет подобна Богу. Она будет везде, она будет контролировать абсолютно всё, и людям суждено раствориться в ней. … Эта концепция напоминает некоторые традиционные религиозные фантазии. Так, индуисты верят, что люди могут и должны раствориться в универсальный вселенской душе — атмане».

11. «Так же как капиталисты верят в то, что основой всего хорошего является экономический рост, так датаисты убеждены, что основой всего хорошего, включая и экономический рост, является свобода информации. Почему США развивались быстрее, чем СССР? Потому что в США свободнее циркулировала информация. Почему американцы здоровее, богаче и счастливее, чем иранцы и нигерийцы? Благодаря свободе информации. Словом, хочешь улучшить мир, дай полную свободу данным. Мы уже видели, что Google способен выявлять новые эпидемии быстрее, чем структура традиционного здравоохранения, но при одном условии: если мы откроем ему доступ в наше информационное пространство».

12. «Люди охотно растворяются в информационном потоке, потому что, становясь его частью, начинают ощущать себя частью чего-то неизмеримо большего, чем они сами. Традиционные религии внушали нам, что каждое наше слово и действие есть часть некого великого космического плана и что Бог ежесекундно наблюдает за нами, откликается на наши мысли и чувства. Теперь и религия данных говорит, что каждое наше слово и действие — это часть великого информационного потока, алгоритмы постоянно наблюдают за нами и откликаются на всё, что мы делаем и чувствуем. Большинству это очень даже нравится. Для истово верующих отлучение от информационного потока равносильно потери смысла жизни. Зачем что-то делать или что-то переживать, если никто об этом не узнает и это не станет частью глобального обмена информацией?»

13. «Датаистическая революция, вероятно, займёт несколько десятилетий, если не столетие-другое. … В XXI веке чувства уже не являются самыми совершенными алгоритмами. Если гуманизм повелевал: «Слушайся своих чувств!», — датаизм повелевает: «Слушайся алгоритмов! Они лучше знают, что ты чувствуешь». Но откуда берутся эти великие алгоритмы? Это тайна датаизма. По примеру христианства, согласно которому нам не дано постичь Бога и Его замысел, датаизм объявляет, что человеческий мозг не способен осмыслить новые алгоритмы высшего порядка. В наши дни алгоритмы, конечно, в основном пишут программисты. Но действительно важные алгоритмы — такие, как поисковый алгоритм Google, — разрабатываются огромными коллективами. Каждый из разработчиков имеет представление лишь о своём фрагменте пазла, и никто по-настоящему не понимает алгоритм в целом. Более того, с возникновением машинного обучения и искусственных нейронных сетей увеличивается число алгоритмов, которые развиваются самостоятельно, самосовершенствуются и извлекают уроки из собственных ошибок. … Исходный алгоритм может быть придуман людьми, но далее, развиваясь, он идет своей дорогой, направляясь туда, где не ступала нога человека. Туда, куда путь человеку заказан».

14. «Но на самом деле мы не можем предсказать будущее. Изобретение искусственного интеллекта непременно изменит мир, но оно не предписывает единственного детерминированного исхода. Все сценарии настоящей книги следует воспринимать как вероятности, а не пророчества. Если какие-то из них вас не устраивают — начинайте мыслить и, главное, действовать так, чтобы не дать этим вероятностям материализоваться».

Статьи по теме