Свежие статьи

«Франция — это гигантский букет запахов, вкусов, видов»: путешествие в мечту вместе с Владимиром Познером

22.07.2019 559

«Во Франции история никогда не умирает. Она даже не покрывается пылью… Если закрыть глаза и прислушаться к стуку каблуков и шуршанию одежд, то можно унестись на четыре или пять веков назад, и тогда перед твоим мысленным взором предстанет королевский двор, люди в ярких камзолах… Словом, история оживёт…» Давайте на несколько минут окунёмся в эту незабываемую атмосферу — предлагаю вам самые притягательные цитаты Владимира Познера из книги «Тур де Франс». Прочитав их, вы точно будете знать, куда ехать в следующее путешествие.

✓ «Приближаясь к замку Шенонсо, я думал о том далёком времени, когда люди строили так, будто перед ними вечность — да, собственно, так оно и было. Вспомнил звонницу Джотто во Флоренции: мастер спроектировал её, видел начало её строительства, но не дожил до его завершения. Но знал Джотто, точно знал, что он-то себя увековечил в камне. И что человек замрет, лишившись слов, перед этим творением, что он почувствует, если вообще способен чувствовать, и восторг, и благодарность, и гордость. Потому что звонница эта как бы говорит ему: вот, человек, на что ты способен, вот для чего тебе дана душа, дан мозг, вот кто ты есть в твоем лучшем проявлении.

Как передать то чувство, которое я испытал? Сводчатые потолки уходили на десятки метров вверх, шаги гулко отражались от древних камней, и вместе с тем было ощущение тепла, какой-то домашности. Вещи, которые в принципе не сочетались, здесь сошлись воедино, создавая совершенно сказочное настроение. Я поймал себя на мысли, что остро завидую тем, для кого этот замок когда-то был домом — не из-за его великолепия, а потому, что человек, рождённый и живущий здесь, должен внутренне быть другим, с иным восприятием, с иными ценностями, с иным пониманием своего места в мире»

✓ «Тулуза утопает в истории, ей больше двух тысяч лет, и эта история живёт на её улицах и площадях. Ещё скажу, что она поразительно красива: изначально она строилась из особого, сделанного древними римлянами кирпича, что видно и по сей день: в утренних лучах солнца город кажется розовым, днём — оранжевым, а к вечеру — фиолетовым. Это незабываемо»

✓ «А теперь я приглашаю вас в городок Биот, что расположился на горной возвышенности километрах в двадцати от Ниццы. Биоту не менее двух с половиной тысяч лет. О нем ходит легенда, что здесь, где-то в пещере, рыцари-крестоносцы спрятали часть своих несметных богатств. Так это или нет, но время от времени сюда приезжают кладоискатели — пока безуспешно. Городок совершенно изумительный: попав в него, у вас сразу же возникает ощущение, что время отбросило вас лет на восемьсот назад, в Средневековье. Улочки узенькие, мощеные кирпичом и булыжником, поразительно красивые входные двери и ворота, каждый дом со своим, совершенно особым лицом. И вот среди этой красоты живут люди. …

Эти дома, да и весь старый город, необыкновенно красивы, а человек, который рождается в красоте и живёт в красоте — это совсем другой человек, нежели тот, который всю жизнь окружён уродливыми современными безликими домами».

✓ «Марсель. Ресторан «У Фонфона» (никакого отношения к Фанфану-тюльпану не имеет). Расположился в уголке рыбацкого порта в старом городе. Каждый день к небольшому причалу подплывают рыбацкие лодки со свежим уловом. Далее следует отбор рыбы. А далее, если вы что-нибудь понимаете, вы заказываете буйабес. Говоря попросту, это рыбный суп. Но вы ведь не станете называть тройную уху обыкновенным «супом из рыбы», ведь так? Марсель — родина буйабеса, его готовят в каждом доме, у каждой семьи свой рецепт (конечно, самый лучший из всех!).

Вкусен ли буйабес «У Фонфона»? Слово «вкусно» не подходит. С каждой ложкой внутри вас будет разливаться пение, сначала тихое, будто играет лишь один инструмент, а потом всё громче, пока вас изнутри не охватит звучание симфонического оркестра».

✓ «Сыр, как ничто другое, говорит о характере того народа, который его производит. Аромат, вкус, мягкость или твердость, выдержка, цвет — всё это говорит о том, каков его создатель. Взять, например, Швейцарию. Там три-четыре сыра, самый известный из них так и называется — швейцарский. Ну и каков он? Твердый, почти без запаха, да и вкус, скажу так, комфортабельный. Как и вся Швейцария. Или взять Голландию. Сыров раз-два и обчелся. Ни запаха, ни вкуса, говоря по чести, нет. Беспроблемные сыры. Даже Италия — да, там сыры сильно пахучие, можно даже сказать вонючие, например, горгонцола, который много говорит о том, какие на самом деле итальянцы, у которых сыров-то с гулькин нос. А вот Франция… это гигантский букет запахов, вкусов, видов, этот букет и есть Франция, но управлять таким букетом почти невозможно».

✓ «Во Франции не бывает ужина без сыров, сыры являются предметом дискуссий, даже национальных дебатов».

✓ «А потом для всей группы был устроен трюфельный обед: трюфельный суп, трюфельный омлет и даже трюфельное мороженое. Все было приготовлено прямо при нас супругами Аллегрэ, приготовлено не тяп-ляп, давайте побыстрее для туристов, а с толком, со знанием дела, с желанием, чтобы все было красиво — от накрытого стола, украшенного яркими цветами, до самих блюд. Я затрудняюсь объяснить это врожденное чувство прекрасного, которое так заметно в этих действиях самого простого французского крестьянина, не говоря об особом отношении к еде, которая должна протекать в атмосфере гармонии. Да, да, это точное слово: в гармонии».

✓ «В этот вечер мадам Форэ пригласила нас в качестве наблюдателей винного торжества, которому она дала название La Vie en Rose — «Жизнь в розовом цвете». … И в самом деле, всё было в розовом цвете — скатерть, бокалы, тарелки, стоявшие в вазах розы, сами дамы. И мадам Форэ, представляя нам то или иное розэ, давала ему характеристику и приглашала своих гостей дегустировать и высказываться. Вечер делался вокруг вина, но не с целью просто выпить, посидеть, поболтать, цель была установить некие отношения с данными видами розэ, если угодно познакомиться. Вы когда-нибудь слышали, чтобы делали нечто подобное в других странах? Нет, не слышали, потому что в других странах вино просто пьют, нигде больше его не считают живым существом. В отличие от Франции».

✓ «Мы заехали в Божоле на пути в Бургундию, о винах которой написаны фолианты. … Высокий, худощавый, элегантный — пожалуй, даже аристократичный — Обер де Виллен повел нас к винограднику Романэ-Конти…

Я очень люблю вино, кое-что понимаю в нем и могу сказать, что никогда такого вина не пил. И, скорее всего, больше не выпью. Отчетливо помню, что после первого глотка у меня закружилась голова. Попробую объяснить. … Когда пьёшь вино Романэ-Конти, кажется, что боги Олимпа даруют тебе нектар и вместе с ним бессмертие».

✓ «И последнее: когда я брал интервью у одного крупного французского бизнесмена, я спросил его:

— Во время этой поездки я часто слышал от людей самых различных профессий одно и то же: работа для меня — это страсть. Как это надо понимать?

— Месье, — ответил он совершенно серьезно, — это надо понимать очень просто: без страсти ничего нельзя делать хорошо — ни работать, ни любить».

В завершение опишу несколько моих наблюдений. «Интересно», «любопытно», «потрясающе» — самые частые выражения Владимира Познера. И не только в этой книге, а вообще по жизни. Дай Бог каждому сохранить такой интерес к миру и людям, такое любопытство и открытость новому опыту, как у него. Это достойно восхищения и подражания. Острый на язык при описании людей, он говорит без прикрас, всё как есть, но уж если ему кто понравился — на похвалу не скупится, и тем она ценнее. Книжное путешествие по Франции в его компании — это огромное удовольствие, которое хочется повторить в реальности. А это в наших руках!

Статьи по теме