Свежие статьи

Послание из прошлого: как понять, где ваши настоящие чувства, а где привет от мамы, папы или других значимых для вас людей

19.07.2022 1 228

Интересный вопрос поступил от читательницы моего канала на Яндекс.Дзен.

Виктория, раскройте, пожалуйста, тему переносов. Примеры, может, из жизни или практики… И как понять, что моя реакция или отношение к чему-то — это перенос, а не просто моя реакция и отношение?

С удовольствием отвечу — тема полезная для всех, ведь переносы — часть любых человеческих отношений, а не только психотерапевтических.

Семейные пары, особенно в начале брака, часто живут в состоянии переноса друг на друга чувств и переживаний из прошлого. На работе мы сталкиваемся с проявлениями и последствиями переносов и контрпереносов — и это омрачает наши повседневные рабочие будни. Перенос может неожиданно проявиться при встрече с незнакомым человеком — и это либо поднимет нам настроение, либо, наоборот, надолго его испортит. Тут есть, над чем поразмышлять.

Для начала немного теории. Перенос — это наши установки по отношению к другим людям, которые мы «переносим» из своих более ранних впечатлений, касающихся важных в нашей жизни людей. Эти установки (чувства, реакции, переживания) изначально искажены (не имеют отношения к человеку, на которого направлены) — они представляют собой новые проявления старых импульсов.

Например, вы встречаете незнакомого человека, и у вас сразу же к нему стойкое неприязненное отношение. Почему? Вы видите этого человека впервые, он вам ничего плохого не сделал. Если он при этом еще и опрятно выглядит (от него не пахнет чем-то неприятным и т. п.), то вы столкнулись с переносом.

Покопайтесь в своей памяти, скорее всего, этот незнакомец напомнил вам кого-то, кто вас когда-то обидел. Вы неосознанно теперь ждете от него, что он тоже вас обидит. Хотя наверняка вы этого знать не можете.

Пример похожего переноса описал известный психолог и психиатр Ирвин Ялом в своей психотерапевтической новелле «Толстуха» (входит в сборник «Палач любви и другие психотерапевтические истории»). Когда к нему в кабинет вошла Бетти, он сразу же испытал к ней отвращение и неприязнь на грани ненависти, хотя она даже не успела еще ничего сказать и сделать.

Я еще не раз буду возвращаться к этой истории — в ней Ялом на реальном примере красочно описывает действия переноса и контрпереноса: как он их отслеживал и что помогло с ними справиться. Полезная книга для понимания этих механизмов.

Вернемся к переносу. Проблема этого явления в том, что за переносом мы не видим реального человека. Что-то триггерит (внешность, слова, голос, поведение и т. д.), и мы начинаем видеть в близком человеке (психологе, супруге, друге и т. д.) значимых фигур из прошлого: мать, отца, бабушку, учителя и других. Мы автоматически переносим на него (супруга, психолога и т. д.) непроработанные переживания, связанные с этими значимыми для нас личностями. Например, у мужчины авторитарная мать, и теперь на любую просьбу жены он реагирует болезненно, как на посягательство на его свободу. Через жену он все еще продолжает воевать со своей матерью.

Нейробиологи говорят, что взаимодействие при переносе и контрпереносе происходит на уровне предсознания и бессознательного и представляет собой быстродействующие, автоматические, нерегулируемые эмоциональные состояния между правыми полушариями мозга двух людей (психолога-клиента, мужа-жены и т. д.).

То, что наше бессознательное вытягивает наружу с помощью переноса, — отличный психотерапевтический инструмент — сигнал, что в этой области требуется отдельная работа. Проработанные ситуации уже не так фонят, и вам проще отслеживать переносы и осознанно с ними справляться.

Контрперенос — ответ на перенос, но не только

В отношениях всегда участвуют, как минимум, двое. А значит, перенос не может быть без реакции на него — контрпереноса. Например, клиент видит в терапевте мать. В ответ терапевт может бессознательно начать относиться к клиенту с повышенной заботой: в какой-то момент она вдруг ловит себя на том, что возится с этим клиентом как с ребенком.

Здесь важно понимать, что за последствия переноса и контрпереноса отвечает психотерапевт — его задача отслеживать эти механизмы, осознавать их, вербализировать и направлять на пользу клиента.

К примеру, если у человека были деструктивные отношения с матерью и в терапии он отыгрывает эту ситуацию, то психолог может ему осознанно подыграть, взяв на себя роль принимающей, эмпатичной матери, но только очень дозировано и в определенных пределах — чтобы не препятствовать взрослению и развитию клиента.

Контрперенос — это не только про реакцию на перенос. В это понятие также входят ответные реакции на любое другое поведение и особенности личности человека. Чаще всего тут мы сталкиваемся с реакциями, которые основаны на личном опыте и установках терапевта (в отношениях терапевт-клиент). Что-то в клиенте резонирует с личными переживаниями, чувствами и эмоциями психолога и выпускает на волю его внутренних демонов.

Здесь важно отслеживать, какой тип людей, какое поведение, какие запросы вызывают у вас определенные иррациональные реакции, и нести это на личную терапию и к супервизору. Рецепт один — знать свои «слепые пятна» (травматический личный опыт, установки, переживания, реакции, комплексы) и проработать их на личной терапии, чтобы не отыгрывать на других людях.

Второй вариант контрпереноса — объективный контрперенос. Допустим, перед вами на самом деле приятный человек, и ваша симпатия к нему — это просто ваша симпатия к приятному человеку, не более. Ваш контрперенос в такой ситуации объективный.

В терапии это хороший инструмент помощи клиенту. Психолог очень мягко и индивидуально дает клиенту обратную связь о том, какие чувства и реакции он вызывает — ведь далеко не всегда это симпатия.

Ирвин Ялом в той же новелле «Толстуха» рассказывает о том, что Бетти сначала вызывала у него сильнейшую скуку: на сессиях с ней он с трудом сдерживался, чтобы не уснуть. Бетти постоянно хихикала, шутила, пыталась его развлечь — и так она вела себя со всеми. Но почему-то никто не веселился. Ее предыдущий психиатр откровенно засыпал на сеансах с ней. Такой маркер — сильнейший диагностический материал, который в итоге помог Ялому найти ключик к пациентке, и в будущем от его скуки не осталось и следа.

Отследить объективный перенос помогают знания типичных реакций на то или иное поведение. Например, пациент с мазохистической структурой личности часто вызывает у терапевта желание съязвить, потроллить его. Пациент с параноидным характером может вызывать страх, с истерическим — сочетание возбуждения и страха (типичная реакция на соблазнение со стороны истерической личности). Когда клиент льстит, терапевт как бы нарциссически расширяется, его эго раздувается (типичная реакция на идеализирующий перенос).

Когда вы знаете, чего ждать, вам легче вовремя поймать эти реакции, осознать и проработать в личной терапии. Интересно, что чем ближе пациент к психотическому полюсу (мы знаем, что есть невротический, пограничный и психотический уровни, и последний уже говорит о психических заболеваниях), тем больше в контрпереносе самого пациента и его состояний и меньше собственно терапевта: его опыта, чувств, эмоций, установок и т. д.

Как это можно заметить? По интенсивности происходящего: истощающие сессии, затапливающие переживания, не дающие терапевту свободно и рационально мыслить. Для него это сигнал, что пациент находится уже не в невротическом регистре, а как минимум в пограничном. Известный психоаналитик Отто Кернберг писал, что после часа работы с пограничным пациентом необходимы час личной терапии и час супервизии.

В завершение опять вернусь к вопросу моей подписчицы: как определить, это мои чувства или перенос? Волшебной таблетки тут нет. Только познание себя: своих «слепых зон», личных травм, паттернов поведения, установок, реакций и т. д., дает возможность вытащить бессознательные переносы в сознание и проработать их. Лучше всего это делать вместе с психотерапевтом. Если такой возможности нет, то читайте психологические книги с разборами реальных случаев — это очень обогащает. Например, книгу Ирвина Ялома, которую я несколько раз упоминала в этом материале, — «Палач любви и другие психотерапевтические истории».

Виктория Шилкина, клинический психолог, научный журналист, автор сайта Books-for-you.ru

P.S. Если вы хотите задать мне вопрос, пишите на почту: vika@books-for-you.ru c пометкой в теме письма «вопрос_психологу». Я отвечу вам в своих публикациях. Ваша В.Ш.

Статьи по теме