Свежие статьи

Вся правда про НЛП: как создаются алгоритмы, которые влияют на сознание и поведение людей

03.05.2022 434

Как только не ругают НЛП (нейролингвистическое программирование). Если сформулировать все претензии в одном предложении, то получим следующее: НЛП — это не наука и не психотерапия, а манипуляция сознанием и поведением людей. Давайте разбираться, что тут правда, а что ложь, и что же такое НЛП на самом деле.

Наверняка вы знаете такое направление в психотерапии как гештальт. Его основатель, немецкий врач-психиатр Фредерик Перлз в середине прошлого века собирал большие залы, чтобы обучать других своему мастерству. Один из будущих создателей НЛП Фрэнк Пьюселик на своих мастер-классах так рассказывал студентам об обучении у Перлза:

«В зале находились Фредерик Перлз и 100 студентов. Перлз делал, например демонстрацию работы с «пустым стулом». Это техника, когда человек сначала говорит, что у него не так, потом психотерапевт просит, чтобы он представил на пустом стуле какого-то важного для него человека, с которым, видимо, и есть конфликт. Человек представляет и якобы разговаривает с ним, воображая его ответы, и таким образом решает свою проблему.

Вот происходит такая демонстрация, клиент доволен, его проблема решена, и кто-то из студентов спрашивает: «Извините, мистер Перлз, а как вы поняли, что именно в этот момент нужно было «пригласить» на стул именно маму, а не папу или бабушку?» На что великий Перлз тыкал себя в живот и говорил: «Ретрофлексия», то есть «Вы должны чувствовать это нутром».

Как вы понимаете, так невозможно научить других. Здорово, когда кто-то интуитивно чувствует, что надо делать, но для обучения это не подходит. Перлз хотел написать книгу, чтобы разъяснить свои техники, но не успел. После его смерти в 1970 году у его учеников остались только видеозаписи лекций и тренингов великого учителя.


Фредерик Перлз (1893-1970)

Видеозаписи Перлза расшифровали, а затем была идея эти материалы отредактировать, дополнить и собрать в книгу. Однако все ученики Перлза отказались от этой работы — они признались, что так и не поняли, как Фредерик это делал. Но темой заинтересовался программист Ричард Бэндлер, который, собственно, и расшифровывал видеозаписи Перлза.

«Бэндлер так проникся увиденным, — рассказывает Наталья Ошемкова, магистр психологии, клинический психолог, НЛП-тренер международного класса, — что стал копировать Фрица Перлза, чтобы лучше понять его. Он отрастил такую же бородку, стал так же прихрамывать, говорить с таким же акцентом, курить такую же трубку, то есть он действительно стал моделировать его целиком — всё, до чего мог дотянуться. И его стали путать с Перлзом: даже периодически называли Фрицем. Как ни странно, это дало результат — он действительно стал лучше понимать, о чем говорится на этих тренингах, и заявил, что, возможно, сможет справиться с тем, чтобы описать гештальт-терапию».


Ричард Бэндлер (1950 г.р.) — один из основателей НЛП

В университете Санта-Круз в Калифорнии, где Ричард учился программированию, он познакомился с Фрэнком Пьюселиком, который учился на психотерапевта. Они стали вдвоем изучать гештальт-терапию и вести группы для младшекурсников, где они друг на друге разбирали разные терапевтические техники. В конце концов, у Фрэнка и Ричарда возникла идея алгоритмизировать то, что делают великие психотерапевты их времени. Они начали с Фрица Перлза, а затем добавили в свой список Вирджинию Сатир с ее системной семейной психотерапией и Милтона Эриксона с его эриксоновским гипнозом. Это три кита, на которых изначально строилось нейролингвистическое программирование.


Фрэнк Пьюселик (1944 г.р.) — один из основателей НЛП

Позже в том же вузе Ричард и Фрэнк познакомились с лингвистом Джоном Гриндером, и уже втроем они начали работать над составлением алгоритмов. Как это происходило, рассказывает Наталья Ошемкова:

«Ричард Бэндлер и несколько младшекурсников ездили на тренинги к великим психотерапевтам: Вирджинии Сатир и Милтону Эриксону, а потом и к некоторым другим, и максимально пытались понять, что происходит. В дальнейшем НЛПеры это назвали моделированием того, что видели. Потом эта группа привозила увиденное в университет и дальше в работу вступал Фрэнк Пьюселик, который вместе с первокурсниками всё это разбирал и обкатывал. Они пробовали это друг на друге и алгоритмизировали: смотрели, какие элементы можно выкинуть, а какие нужно оставить. Джон Гриндер наблюдал за этими экспериментами, и помогал ребятам понять, что они делают с лингвистической точки зрения: какие языковые формулы используют, как задают вопросы, чтобы получить хороший результат».

Техники, которые они описали и алгоритмизировали, Гриндер пробовал на своих студентах-лингвистах. Если у не-психолога Джона Гриндера и его студентов техника хорошо работала, значит, это действительно алгоритм, которому можно обучиться. Если нет, то ее просто выкидывали. Так появились первые алгоритмы нейролингвистического программирования.


Джон Гриндер (1940 г.р.) — один из основателей НЛП

Главные претензии к НЛП

Вернемся к главным претензиям к НЛП — что это не наука и не психотерапия, а манипуляция, влияющая на сознание и поведение людей. Откровенно говоря, это всё правда, но с некоторыми оговорками.

Действительно НЛП — не наука. Изначально основатели НЛП не делали научных исследований. Однако сейчас многие техники НЛП получили экспериментальное подтверждение. Таким образом, НЛП — не научная теория, а экспериментальная область знаний, где есть техники, эффективность которых научно подтверждена.

НЛП — не психотерапия. Это способ моделирования чужого опыта. Нейролингвистическое программирование позволяет смоделировать любое поведение. У Роберта Дилтса, НЛПера второй волны, есть трехтомник «Стратегии гениев», где он проанализировал стратегии великих людей, например Аристотеля, Зигмунда Фрейда, Николы Теслы, Леонардо да Винчи и других, а также некоторых выдуманных персонажей, вроде Шерлока Холмса. К сожалению, я не нашла эту книгу в продаже, но есть и другие не менее интересные работы Дилтса, например, «Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП» и «Моделирование с помощью НЛП».

Наконец, самая неприятная претензия к НЛП, что это манипуляция. Это тоже, в общем-то, правда. Однако, любая коммуникация — это отчасти манипуляция. Когда мы учимся общаться, то пробуем разные стратегии и в итоге используем те, которые дают нужный нам результат. Знание алгоритмов НЛП позволяет нам, с одной стороны, внести осознанность в нашу жизнь (например, с помощью техник целеполагания и принятия решений), а с другой стороны, противостоять разрушающим манипуляциям, которые будут существовать всегда.

НЛП сейчас развивается во многих контекстах: в продажах, деловых переговорах, психотерапии и т. д. Но несмотря на разные направления применения, это всегда экспериментальная область знаний, которая описывает алгоритмы поведения, срисованные с успешных людей.

Виктория Шилкина, клинический психолог, научный журналист, автор сайта Books-for-you.ru

Статьи по теме